Фото и видео. Перспективы развития лесопромышленного комплекса: региональный аспект. Основные проблемы лесопромышленного комплекса россии

Фото и видео. Перспективы развития лесопромышленного комплекса: региональный аспект. Основные проблемы лесопромышленного комплекса россии

Лесопромышленный комплекс более остро, чем другие отрасли промышленности, ощутил влияние экономического кризиса 90-х годов. Спад производства в отрасли, начиная с 1993 г., существенно опережал общероссийские темпы сокращения выпуска продукции, причем, с течением времени разрыв расширялся. Посткризисное улучшение общеэкономической конъюнктуры позитивно отразилось на лесной промышленности. Уже в 1999 г. рост производства в отрасли составил 118 % к уровню предыдущего года. Однако в дальнейшем динамика развития отрасли (и по настоящее время) стала постепенно снижаться.

Следует констатировать тот факт, что лесопромышленный комплекс России, включающий лесозаготовительные предприятия, а также компании деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности, в настоящее время не относится к числу ведущих отраслей российской индустрии. В общем числе предприятий, функционирующих в сфере лесозаготовки и переработки древесины, преобладают сравнительно мелкие частные компании. Это обстоятельство определяет весьма низкий для российской промышленности уровень концентрации производства, однако создает конкуренцию и не ведет к росту цен в этой отрасли.

Изучение и анализ статистических данных, научных публикаций, специальной литературы позволили выделить несколько основных, системных проблем, препятствующих полноценному развитию отрасли и эффективному привлечению инвестиций, жизненно необходимых лесному комплексу.

Основные проблемы развития ЛПК и их характеристики:

  • Неэффективность механизма доступа к лесным ресурсам.

В настоящее время решение о предоставлении во временное пользование лесных ресурсов, как правило, принимается на уровне региональных властей, причем срок аренды в большинстве случаев ограничивается 3–5 годами (по закону аренда ограничивается 49 годами). Это приемлемо для сравнительно мелких лесозаготовителей, однако вряд ли эффективно с точки зрения крупных компаний, заинтересованных в долгосрочном стабильном бизнесе и готовых вкладывать средства в лесовосстановление, требующее многих десятков лет. Поэтому нужно стимулировать расширение сроков предоставления аренды лесов.

  • Незаконные вырубки лесов.

Расширение легальных возможностей для получения во временное пользование лесных ресурсов должно вестись параллельно с жестким пресечением таких откровенно криминальных явлений, как незаконная порубка лесов. В настоящее время браконьерство достигло масштабов, вполне сопоставимых с деятельностью крупных лесозаготовительных компаний.

  • Низкая доходность бизнеса из-за неэффективной структуры производства и экспорта.

В мировой практике рентабельность компаний, работающих в лесном бизнесе, достигается за счет максимально глубокой переработки сырья и производства полного ассортимента продукции на основе древесины – от пиломатериалов до высококачественной бумаги и продукции лесохимии. При этом наиболее доходным является продукция высоких технологических переделов. В России до сих пор складывалась иная ситуация. Доступ к лесным ресурсам часто получают компании, или вовсе не имеющие собственных перерабатывающих мощностей, или располагающие заводами, расположенными на значительном расстоянии от мест вырубки. В этих случаях переработка леса для заготовителей нецелесообразна даже при наличии собственных мощностей: слишком велики транспортные тарифы. Легче экспортировать необработанную древесину, тем более что ее вывоз пока не облагается таможенными платежами. Переломить эту ситуацию можно, введя, с одной стороны, высокие экспортные пошлины при вывозе необработанного леса, а с другой – используя практику предоставления лицензии на лесопользование лишь тем компаниям, которые обладают собственными лесоперерабатывающими мощностями в радиусе до 1000 км от места лесозаготовки.

  • Отсутствие специализированной машиностроительной базы.

В связи с отсутствием оборудования предприятия вынуждены нести дополнительные издержки, связанные с приобретением зарубежного оборудования. Отечественное машиностроение даже во времена бывшего СССР не выпускало всю номенклатуру необходимых отрасли машин. Производимые же виды оборудования по качеству, как правило, существенно уступали зарубежным аналогам. Большинство целлюлозно-бумажных комбинатов, построенных во времена расцвета СССР, оснащались за счет поставок из-за рубежа, причем доля импортного оборудования достигала 80 %. После распада Союза часть машиностроительной базы осталась за пределами России, да и качество продукции отечественных машиностроителей не улучшилось. Поэтому практически все крупные предприятия лесного комплекса в той или иной мере вынуждены приобретать оборудование по импорту, не имея никаких альтернатив.

  • Неэффективная защита прав собственников.

В последнее время лесной комплекс все больше упоминается в связи с конфликтами, связанными с переделом собственности. Сложившаяся к 2000 г. корпоративная структура отрасли в настоящее время переживает период трансформации, связанный с появлением крупных компаний, аккумулировавших значительные финансовые ресурсы в другом бизнесе и заинтересованных в приобретении активов в лесопереработке. Так, контроля над крупнейшими предприятиями отрасли весьма активно добиваются группы компаний, занятых в металлургическом комплексе. Кроме того, вопросами приобретения целлюлозно-бумажных и лесоперерабатывающих комбинатов интересуется и ряд зарубежных компаний.

Проблемы развития ЛПК невозможно решить без совершенствования и структуризации организационного и финансового механизмов ЛПК как на федеральном, так и региональном уровнях, механизмов основанных на совершенной нормативно-правовой базе.

Одним из основных факторов успешного функционирования предприятий любых отраслей, в том числе и предприятий ЛПК является состояние материально-технической базы, что непосредственно влияет на инвестиционную активность со стороны заинтересованных инвесторов.

Материально-техническая база лесоперерабатывающей отрасли находится в крайне неудовлетворительном состоянии, положение здесь может быть оценено как близкое к критическому. Средний возраст машин и оборудования достигает 25 лет. Износ большинства из них по отрасли составляет 70–80 %. Более половины лесосечных машин и нижнескладского оборудования подлежит списанию. Фактические сроки эксплуатации основного технологического оборудования превышают нормативные в среднем на 80 %. Объемы ввода нового оборудования и техники в два раза меньше выбывающих производственных фондов. Удельный вес продукции, получаемой с применением прогрессивных технологических процессов, составляет менее трети, а по многим ее видам менее 10 %. Данный факт негативно отражается на состоянии и развитии ЛПК в целом.

Следует отметить, что ежегодная потребность отрасли в инвестициях составляет десятки миллиардов рублей. Особенно остро данная проблема стоит для предприятий целлюлозно-бумажной промышленности. Около 20 лет новые предприятия не сооружались. До 2007 года в развитие этой отрасли по прогнозам необходимо было вложить не менее 140 млрд. рублей. В противном случае отечественная продукция утратит конкурентоспособность. Для оптимального развития всего лесного комплекса общий объем капиталовложений, по оценкам специалистов, должен составить 1,3 трлн. руб. в течение ближайших 15 лет.

Одним из путей способствующий разрешению проблем и реализации основных направлений развития лесной промышленности должен стать путь повышения инвестиционной и инновационной активности, что позволит совершенствовать структуру производства и экспорта продукции лесопромышленного комплекса.

Необходим анализ причин и факторов как внутреннего, так и внешнего характера определяющих нынешнее состояние ЛПК и определяющих тенденции его развития. В этом анализе необходимо определить интересы социальных групп, участвующих в лесной отрасли.

Субъектом этого анализа должны стать общественные организации лесопромышленников. Государственная политика в отношении ЛПК должна быть направлена на создание инфраструктуры, которая должна повышать конкурентоспособность отрасли, тем образом стимулируя крупные отечественные и зарубежные инвестиции.

Закончился еще один трудный год, для кого-то он был более удачным, чем предыдущий, для кого-то − менее. Подводить итоги, делать выводы, а также составлять планы на будущее приходится каждому. Лесопромышленный комплекс − самый уникальный сектор экономики, здесь соединены, казалось бы, самые несовместимые вещи для функционирования бизнеса.

Лес − единственный возобновляемый природный ресурс.
Помимо того что это колоссальный источник сырья, леса играют ключевую роль в поддержании экологического равновесия и устойчивого развития всего живого. Можно считать, что сырьевая база практически бесконечна, необходимо только правильно охранять и оберегать ее от нас самих же.

Огромные сырьевые ресурсы.
России принадлежит 25% всех мировых запасов лесных ресурсов − первое место в мире, а по числу занятых в отрасли ЛПК сопоставим с нефтегазовым сектором. При таких богатейших ресурсах каждая вторая доска и деревянная заготовка в мире должна быть российской. Тогда почему в Америке при емкости рынка мебели в $15 млрд более 40% это мебель из Китая? Уже давно пора задуматься, что здесь не так и как с этим бороться.

Первое место в мире по экспортным поставкам круглого леса.
Лесная и деревоперерабатывающая промышленность характеризуется низким уровнем глубокой переработки древесины. Очень велика доля экспорта необработанной древесины, по объему поставок которой Россия опережает своего ближайшего «конкурента» США почти в три раза. Дейст-вия правительства по ограничению экспорта на протяжении последних пятнадцати лет − пустые декларации. Обещания повысить вывозные пошлины на лесное сырье или иным способом способствовать развитию переработки древесины внутри страны пока не подкрепляются реальными делами.

Чрезмерно низкий уровень экономического потенциала.
При ежегодном приросте леса на 800 млн м 3
и расчетной лесосеке около 540 млн м 3
использование идет только на 20%. Такой уровень разработки сырья тянет за собой печальную статистику: доля России на мировом рынке лесных товаров не превышает 3%; на долю ЛПК приходится примерно 3,8% всего выпуска продукции и около 4% валютной выручки всего промышленного комплекса.

Неразвитость данного сектора экономики, в том числе по сравнению с другими странами.
Об этом говорит множество разных факторов. Один из них: из 1 м 3
древесины в России производится в 3−4 раза меньше продукции, чем в развитых странах. Производство бумаги и картона в расчете на 1000 м 3
заготовленной древесины в 3−5 раз ниже, чем в развитых странах. Мы значительно отстаем от развитых лесопромышленных стран по душевому потреблению лесобумажной продукции, по объемам, структуре и эффективности экспорта.

Глядя на приведенные выше цифры, можно с уверенностью сказать, что наш лесопромышленный комплекс находится в «зачаточном» состоянии, он только начинает развиваться. Может ли при таких условиях лес оказаться надежным источником экономического развития и оказать влияние на экономику России? Можно ли объективно считать нашу лесную, целлюлозно-бумажную и деревообрабатывающую промышленность одними из наиболее перспективных направлений роста отечественной экономики?

Политика

В нашей стране еще очень велико влияние государственной системы на ведение бизнеса, поэтому нельзя не учитывать множество политических факторов. Принимаемые законы подчас направлены не на развитие отрасли, а на улучшение благосос-тояния отдельных индивидуумов, владеющих определенной долей ресурсов, причем это улучшение планируется в краткосрочной перспективе, без всяких мыслей о последствиях. Мы решили рассмотреть два аспекта − проект Лесного кодекса и бюджет на 2006 год.

Лесной кодекс

Весь прошлый год только и разговоров было, что о кодексе. Интересный факт: ни одного положительного отзыва о новом кодексе от тех, кто непосредственно работает в отраслях лесопромышленного комплекса.

Самым непонятным моментом является порядок приватизации лесов. Кодекс предусматривает наличие частной собственности на леса: у кого больше денег, тот и владелец. Вопросы о предоставлении лесов в аренду, создании или закрытии лесных предприятий, отводе под застройку и другие решаются исключительно на уровне чиновников, не только без учета мнения общественности, но и обычно даже без ее информирования. Такой кодекс спровоцирует ряд конфликтных ситуаций: ограничение доступа граждан в леса, разрушение системы управления животным миром, тотальную приватизацию лесов в ближайших пригородах мегаполисов и другие. Фактически идет отказ государства от своих прямых обязанностей по ведению лесного хозяйства, охране и защите лесов.

Отсутствие каких-либо требований по системе управления лесами и ведению лесного хозяйства. Ставится под большой вопрос судьба главного элемента системы управления лесами − лесхоза и его подразделений.

Самые острые проблемы лесопромышленного комплекса − привлечение инвестиций в глубокую переработку, освоение новых лесных ресурсов, создание инфраструктуры в лесу, восстановление и охрану − Лесной кодекс в достаточном объеме решить не сможет, а просто превращает лес в товар. Хотя можно подождать марта и очередного чтения в Государственной Думе. Однако не стоит надеяться: за два года работы над проектом принципиальных изменений не было, не будет их и сейчас.

При тенденции государства к монополизации экономики в целом, абсолютно обратная ситуация наблюдается в лесном секторе. Можно сделать несколько предположений относительно причин этого.

Во-первых, это может делаться для привлечения больших инвестиций и создания «прозрачных» предприятий. То есть при появлении на рынке нового недешевого товара − леса, его начнут покупать богатые и крупные холдинги, в том числе иностранные. Доход от аукционов и инвестиционной деятельности, курс на поднятие экономики за счет продажи ресурсов за рубеж, ситуация, аналогичная той, которая сложилась в нефтегазовом секторе. Конечно, это дает свои позитивные сдвиги, но только на почве увеличения цен на ресурсы и только в краткосрочной перспективе. Это приводит, а точнее, сохраняет ситуацию, когда становится более выгодно экспортировать древесное сырье, чем его перерабатывать.

Во-вторых, еще одно подтверждение, что законы у нас пишут те, кто этого делать не умеет. В очередной раз желание сделать, как лучше, обернется как всегда. И впоследствии в авральном темпе все будет переделываться под нормальный режим работы. Вспомните, как не так давно было с монетизацией. Все начиналось с речей политиков о том, насколько это хорошо и удобно отнять все льготы и поменять их на деньги, а закончилось митингами и демонстрациями пенсионеров.

Аналогичная ситуация может быть и в ЛПК. Неизвестно, чем обернется продажа леса: если только его вырубкой, местное население может кормиться. Возможно, об этом просто не задумываются или не хотят думать, а возможно, не берут в расчет такое стечение обстоятельств.

В-третьих, отказ от решения большого количества проблем, так сказать, пускание всего на самотек, желание рыночного развития отрасли без вмешательства государства, а впоследствии попытка монополизации на уже сформировавшемся рынке.

Лесная отрасль − это огромный раздел экономики страны. Для вывода его из кризиса одних только денег недостаточно, нужно еще и понимание того, как это сделать (для более скорого и эффективного решения проблем). Можно, конечно, просто отдать большее число рычагов управления в руки бизнесу, тогда рынок сам поставит все на свои мес-та. Возможно, появятся крупнейшие игроки, которые подомнут под себя всех и вся, и рынок будет поделен между, скажем, десятью компаниями. А после этого, как с «Юкосом», пересчитают налоги за 2006 год, и даже после продажи всех активов рассчитаться с государством будет тяжело.

В-четвертых, попытка уйти от незаконных рубок. Конечно, эта задача идет только как дополнение к некоторым другим и не может стоять особняком. Согласно официальной статистике, объем незаконных рубок составляет примерно 11%, по неофициальным же данным, цифры на порядок выше. Оборот импортной древесины с неясным происхождением в Европе и США − 25%, в Китае и Японии − 50 и 40% соответственно. Понятно, что «мировое сообщество» не может не критиковать такой факт, особенно остро это ощущается во время обсуждения вступления России в ВТО.

Опять же проект кодекса направлен на увеличение лесозаготовок, а не на расширение глубокой переработки древесины, что сможет повлечь за собой перераспределение собственности и разрушение успешно работающих компаний. В Канаде, например, это привело к закрытию нескольких предприятий по производству целлюлозы.

Заявления представителей канадского профсоюза работников целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности и упоминаемые ими проблемы − потеря общественного контроля над управлением лесами, экспорт необработанной древесины, разрушение концепции «социального контракта» и даже «вымогательство при импорте пиломатериалов» − уже наблюдаются или ожидаются в России. Спасти ситуацию может только строительство «огромного забора» в виде высоких вывозных пошлин на лес. Стоит отметить и еще один немаловажный факт: Россия − такая страна, где по большому счету особенно неважно, на кого или на что рассчитан будущий закон, развитие ситуации может пойти по собственному, никому не известному плану.

Бюджет на 2006 год

Приятно отметить, что бюджет является профицитным более чем на 770 млрд рублей. Конечно, это напрямую мало относится к предприятиям лесного сектора, но закономерно, что чем выше доходы бюджета, тем больше будут расходы на различные программы, в том числе касающиеся ЛПК.

Одной из таких программ, несомненно важных для ЛПК, является строительство лесных дорог. «В проекте федерального бюджета на 2006 год впервые выделены средства на строительство лесохозяйственных дорог в размере около 1,5 млрд рублей», − сообщил руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Валерий Рощупкин. Инвестиции будут осуществляться на условиях частно-государственного партнерства из соотношения финансирования 50 / 50, таким образом, есть надежды, что объем финансирования может достичь 5 млрд рублей.

Также планируется в рамках федеральной целевой программы «Лесное хозяйство» уже с 2006 года часть средств из федерального бюджета направлять на развитие материально-технической базы лесного комплекса, включая закупку авиационной и наземной техники для профилактики и борьбы с лесными пожарами, а также авиакосмический мониторинг лесов.

В любом случае планируется, что пока источниками инвестиций будут собственные средства предприятий: их доля составит около 70%. Остальные средства составят кредиты банков, иностранные инвестиции и заемные средства других предприятий.

Если заглянуть в приложение 8 к федеральному закону «О федеральном бюджете на 2006 год», можно отметить такую приятную информацию: на лесное хозяйство запланировано почти 12 млрд рублей. Расходы по большинству статей увеличены, и даже больше чем на уровень запланированной инфляции (правда, этот уровень в размере 8,5%, скорее всего, опять будет просто запланирован, но вряд ли достижим, как и в прошлом году). Но несколько настораживает один момент: на 2006 год планируется очень серьезная реформа, а именно принятие Лесного кодекса, а бюджет не учитывает неизбежные на период реформирования дополнительные зат-раты. Если говорить о планируемых увеличениях инвестиций в ЛПК, то они достаточно скудные: к 2007−2008 годам рост планируется всего лишь на 10%.

Как и всегда, политика не особо хочет идти в ногу со своими «подопечными», и почему-то удивления это не вызывает. В следующем году придется опять рассчитывать только на свои силы, знания и умение предвидеть ситуацию. Только теперь придется больше усилий отдавать контролю над изменениями окружающей бизнес среды и быть всегда наготове. Сейчас, как никогда, остро встанет вопрос: а как было у них там, на Западе? Главное − не допустить еще одну ошибку: перенять чужой опыт без адаптации под российские реалии.

Прошлый год, экономика

Несмотря на различные политические интриги, предприятия лесопромышленного комплекса продолжают работать. Прошлый год закончился несомненным увеличением показателей по многим направлениям. За исключением снижения лесозаготовки, остальные направления деревообработки показали рост. Наибольший рост, что соответствует общемировым тенденциям, произошел в цене на продукцию деревообработки. Для большей наглядности некоторые индексы представлены в таблице.

Мы попытались сделать несколько предположений относительно такой динамики рынка.

Общая тенденция роста − это всего лишь естественное увеличение потребительского спроса на продукцию, результат общего улучшения благосостояния населения. Можно сказать также, что это является следствием увеличения рынков, на которых продукция деревообработки есть продукт первой необходимости. Например, рост на строительном рынке приводит к повышению спроса на продукцию деревообработки, начиная от досок, ДСП, OSB и так далее, а заканчивая мебелью.

В общем, отраслям, ориентированным на удовлетворение потребительского спроса, развитие гарантировано. Некоторые выделяют продукты питания, ИТ-индустрию, одежду, услуги. Стоит отметить, что при увеличении благосостояния населения происходит насыщение товарами первой необходимости и увеличение потребления товаров более высоких групп. Товары лесопромышленного комплекса можно отнести как к товарам первой необходимости (например, самые дешевые двери не дороже 500 рублей, без которых не сдать в эксплуатацию ни один новый жилой дом), так и к дорогостоящим товарам (например, мебель на заказ). Поэтому рост будет в любом случае, по крайней мере сопоставимый с ростом ВВП (валовый внутренний продукт).

Снижение лесозаготовки могло произойти по причине закрытия достаточно большого количества мелких и средних заготовительных предприятий. По некоторым оценкам, за прошедший год число предприятий, прекративших свою деятельность, намного больше, чем заново организованных. Можно привести соответствие как 1/2,6 (то есть на десять новых предприятий приходится 26 закрывшихся). Сегодня, по разным оценкам, от 60 до 70% всех предприятий по России являются либо убыточными, либо находящимися на грани убыточности. Несомненно, что прибыльные предприятия − это, в основном, крупные вертикально интегрированные холдинги с входящим в их состав целлюлозно-бумажным производством.

Повышение цены на топливо приводит к падению рентабельности заготовки и первичной деревообработки, в то же время это в меньшей степени отражается на предприятиях глубокой переработки. Стоит добавить, что основные лесные ресурсы с возможностью для освоения находятся в азиатской части страны, а большинство лесоперерабатывающих мощностей − в европейской. Такое положение резко увеличивает транспортные расходы и делает менее выгодным перевозку древесины из Сибири и Дальнего Востока.

Помимо этого большинство инвесторов начинают осознавать, что добавленная стоимость гораздо выше на предприятиях глубокой переработки древесины. Сказывается еще и тот факт, что в деревообработку стали приходить инвесторы из других отраслей, и им намного проще иметь производства недалеко от региональных центров.

На динамику рынка влияет также его непрозрачность: рыночная практика не располагает к полной уплате налогов, что затрудняет дос-туп к источникам финансирования, то есть рынок развивается буквально детскими шагами. Поэтому, несмотря на все заявления западных компаний относительно выхода на российский рынок (и непосредственно их выхода), считанные единицы готовы открыть предприятия по глубокой переработке древесины. Остальные планируфют, в основном, только лесозаготовку и первичную переработку леса на пиломатериалы. По крайней мере, пока создаются только такие предприятия. В ожидании улучшения законодательной базы и впоследствии дальнейшего своего развития.

Трудно представить, что бы было с ценой на продукцию деревообработки при ситуации, аналогичной сложившейся на рынке сотовых телефонов. Вспомните, как летом началось тотальное истребление «серых трубок». Это сразу привело к поднятию цен на мобильные телефоны, отсутствию товара на прилавках (в полном объеме, как до начала акции), резкому сокращению прибыли компаний и другим неприятным последствиям.

Еще один очень занимательный факт. По данным таможенной статистики, увеличился экспорт круглого леса. Такую нестыковку (уменьшение заготовки леса и в то же время увеличение экспорта) можно объяснить большей «прозрачностью» предприятий по сравнению с прошлым годом, в том числе это касается незаконных рубок, а именно их уменьшения. Это происходит также вследствие увеличения в процентном отношении количества крупных предприятий, а также появления иностранных производств, которые просто не могут работать «по-черному» (в основной своей массе).

По результатам 2005 года, никаких особо важных изменений не произошло, если не брать в расчет частные случаи. По прогнозам, в 2006 году объем производства в лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности возрастет на 4,9%.

Денис ДМИТРИЕВ, Мирослав АЛЕКСЕЕВ

1. Древесина – универсальное сырье. Как использовалась древесина в хозяйстве в различные исторические периоды?

В нашей северной стране дерево издавна использовали не только для построек, но и для обогрева, и в быту, и как материал для народного творчества. Позже древесину стали применять во многих отраслях, прежде всего как сырьедля химической промышленности. В современное время химическая переработка древесины позволяет утилизировать отходы лесопиления и деревообработки: опилки, стружки, щепки. Из этого дешёвого сырья можно получить этиловый спирт, глицерин, скипидар, дёготь и другие продукты.

2. Выберете верный ответ. В состав лесопромышленного комплекса входят: а) лесохимия и металлургия; б) деревообработка и лесохимия; в) деревообработка и горнодобывающая отрасль.

Верный ответ б) деревообработка и лесохимия.

3. Где и почему размещаются предприятия, перерабатывающие древесину?

Механическая обработка древесины производится как в районах лесозаготовок, так и в районах потребления.

Целлюлозно-бумажная промышленность отличается высокой материалоемкостью, большой водоёмкостью и значительной энергоёмкостью. Эта отрасль наиболее развита на Европейском Севере, который даёт более половины всей целлюлозы. Особенно выделяется Архангельская область, где работают три огромных целлюлозно-бумажных комбината. На втором месте Иркутская область, на третьем – Республика Коми.

Таким образом, переработка леса в основном сосредоточена там же, где и его заготовка. Дополнительный фактор размещения – водные ресурсы, поэтому крупнейшие целлюлозно-бумажные комбинаты находятся на крупных реках.

4. Назовите основные центры целлюлозно-бумажной промышленности. Объясните особенности их размещения.

В Архангельской области работают три огромных целлюлозно-бумажных комбината: В самом Архангельске, в его пригороде Новодвинске, и близ Котласа (Коряжма). В Иркутской области заводы размещены в Братске, Усть-Илимске и Байкальске. В республике Коми заводы в Сыктывкаре, В Карелии – в Сегеже и Кондопоге. Все населенные пункты обеспечены необходимым количеством сырья и водными ресурсами.

5. С какими отраслями наиболее тесно связана лесная промышленность? Почему?

Лесопромышленный комплекс состоит из отраслей – лесозаготовительной (валка леса, трелёвка), деревообрабатывающей (лесопильная, фанерная, мебельная, домостроительная), лесохимической (канифольная, гидролизная), целлюлозно-бумажной (производство целлюлозы, бумаги), где химическая переработка древесины сочетается с механической обработкой. Названия этих отраслей отражают три стадии производства: заготовку древесины, её механическую обработку и химическую переработку.

6. Какие проблемы стоят перед лесопромышленным комплексом? Как вы думаете, каковы возможные пути их решения?

Лесозаготовители далеко не по-хозяйски распоряжаются лесными запасами. В одних лесах, ближе к центрам и транспортным магистралям, — «переруб», они истощены, а в других, в отдаленных районах, древесина гниёт на корню. Много древесины портится в процессе лесозаготовок. Очень много отходов остается и на лесосеках, и вдоль трасс транспортировки леса, и при лесопилении.

Еще одна проблема – неполная переработка древесного сырья. В российском экспорте преобладает либо просто круглый лес, либо полуфабрикат – целлюлоза. Развитые страны же вывозят готовую продукцию в несколько раз большую по стоимости.

Кром этого очень острой проблемой остаётся охрана лесов от пожаров, вредителей и браконьеров.

7. Как вы думаете, почему сейчас особенно ценятся изделия, изготовленные из цельного натурального дерева?

В наше время их ценят из-за того что они прочны, экологичны и очень красивы.

8. Какие народные промыслы, связанные с использованием древесины, вы знаете? В каких районах они находятся?

Село Богородское (Московская обл., Сергиево-Посадский район). Скульптурная резьба. Специализация: деревянная игрушка.

Села: Абрамцево, Кудрино, Ахтырка и пос. Хотьково. (Сергиево-Посадский район) Плоскорельефная резьба. Возникла в конце 19 века. Тематика: растения и птицы. Основное изделие: шкатулка.

Город Киров — основной центр. Промысел возник в начале 19 века. Также в городе Уфа (Башкирия) Специализация: художественные изделия из капа и капокорня, (наросты на стволах и корнях березы, ореха и ильма. Основные изделия: шкатулки, коробочки, портсигары, футляры для часов

Великий Устюг (Вологодская обл.), Семенов (Нижегородская обл.), Архангельская, Томская области и Якутия: изделия из бересты. Основные изделия: корзины, шкатулки, туеса, короба, сосуды для хранения меда и сметаны. Бересту заготавливают на рубеже весны и лета.

Сергиев Посад. Роспись по дереву с выжиганием. Возникла в конце 19 века, начале 20 века. Изделия: шкатулки и коробки с изображением Троице-Сергиевой лавры и городов «Золотого кольца» России.

Киров, Сергиев-Посад, г. Семенов, село Полхов-Майдан: матрешка.

Проблемы лесоперерабатывающего комплекса

Сегодня в лесном хозяйстве накопились системные проблемы, тенденции развития которых при сохранении текущей ситуации могут усилиться. Эти проблемы препятствуют повышению эффективности использования, охраны, защиты и воспроизводства лесов, улучшению их продуктивности и качества, сохранению экологических функций лесных насаждений и биологического разнообразия, что значительно снижает перспективы лесного комплекса в экономике страны, роль лесов в улучшении качества жизни граждан, сокращает возможности расширения глобальных конкурентных преимуществ России в международном переговорном процессе по лесам и укрепления ее позиций на мировом рынке продукции лесопромышленного комплекса.

В лесопромышленном комплексе можно выделить несколько основных, системных проблем, препятствующих полноценному развитию отрасли и эффективному привлечению инвестиций, жизненно необходимых лесному комплексу. В понимании этих проблем сходится большинство сторон, заинтересованных в реформировании и развитии ЛПК.

Экстенсивное использование лесов России в течение многих десятилетий, особенно с применением сплошных концентрированных рубок в лучших насаждениях хвойных пород, привело к существенному сокращению их площади и постоянному ухудшению. Интенсификация использования лесов в районах действующих лесопромышленных предприятий и освоение новых лесных массивов существенно сдерживается недостаточным развитием транспортной инфраструктуры в лесах. В настоящее время средняя протяженность лесных дорог в Российской Федерации составляет 1,46 км на 1 тыс. га лесных земель, тогда как в странах Западной Европы и Северной Америки — 10 — 45 км.

В себестоимости круглого леса затраты на транспортировку сейчас занимают больше 50%. Лесозаготовители осваивают только те районы, где есть лесные дороги, потому что разрабатывать новые участки менее рентабельно. Огромные лесные массивы недоступны именно по этой причине.

Сегодня вырубаются массивы возле железных дорог, рек. Очень помогают нефтяники: они прокладывают для своих нужд дороги, которые потом используют лесозаготовители. Но для дальнейшего освоения даже расчетной лесосеки просто нет условий. Проложить лесную дорогу — выкорчевать деревья, укатать ее бульдозерами и лесовозами — дорогое удовольствие.

Ещё одной значимой проблемой лесного хозяйства являются лесные пожары, точнее проблема заключается в отсутствии эффективной системы борьбы с лесными пожарами, чрезвычайная и беспрецедентная степень неготовности страны к сезону лесных пожаров.

Ущерб от лесных пожаров в 2013 году составил порядка 20 млрд рублей, что почти в 6 раз меньше чем в 2012 году (111,6 млрд руб.).

Остается нерешенной проблема незаконных рубок леса. Расширение легальных возможностей для получения во временное пользование лесных ресурсов должно вестись параллельно с жестким пресечением таких откровенно криминальных явлений, как незаконная порубка лесов. В настоящее время браконьерство достигло масштабов, вполне сопоставимых с деятельностью крупных лесозаготовительных компаний.

По оценкам, объем хищничества составляет не менее 20% от официально регистрируемой лесозаготовки. Ситуация с годами только усугубляется, тем более, что со сбытом краденого пока не возникает больших проблем: контрабанда древесины, даже по самым скромным оценкам, составляет около 30% сверх объемов легального российского экспорта необработанных лесоматериалов. По статистике Северо-Западного таможенного управления (СЗТУ), наиболее распространенными схемами при незаконном экспорте являются занижение стоимости и сортности вывозимой древесины и использование поддельных санитарных сертификатов, а также продажа партий леса по поддельным документам.

Подобные схемы используются во всех округах, экспортирующих лес. Как сообщили в СЗТУ, за последние два года сотрудниками правоохранительных органов округа было возбуждено без малого 2000 уголовных дел, касающихся незаконного экспорта леса. Самыми «популярными» уголовными правонарушениями стали недекларирование или недостоверное декларирование товаров, а административными — несоблюдение сроков подачи таможенной декларации.

По отдельным свидетельствам, в сопредельных с Россией районах Китая возник целый комплекс лесоперерабатывающих предприятий, ориентированных на контрабанду, как на основной источник сырья.

Вынужденная конкуренция с нелегальным лесным бизнесом резко ограничивает возможности для развития вполне законно существующих предприятий. Без четкой и скоординированной работы правоохранительных органов и таможни переломить ситуацию невозможно.

Возмещение ущерба от нарушений лесного законодательства составляет около 1 процента от суммы причиненного ущерба. До настоящего времени не удалось сформировать законодательную базу и достичь необходимого межведомственного взаимодействия в вопросах борьбы с незаконными рубками.

В последние годы перед Россией встала такая серьезная проблема, как вывоз так называемого «круглого» леса — стратегического сырья для производства целлюлозы, бумаги и пиломатериалов. Масштабы этой деятельности давно превысили все разумные пределы. Однако на правительственном уровне эта проблема до сих пор толком не решена.

Заготовка «круглого» леса — бизнес, приносящий баснословные прибыли без серьезных капиталовложений. Заготовкой, как правило, занимаются небольшие разрозненные артели, работающие под началом и покровительством криминальных структур. Организация такой артели не требует практически никаких затрат: достаточно нанять бригаду маргиналов, готовых работать за мизерное вознаграждение, приобрести несколько бензопил и арендовать тягач-лесовоз. Нередко заготовка леса ведется откровенно преступным путем, без разрешений, лицензий, в государственных угодьях и на делянках крупных лесопромышленных комплексов. Помимо экономического ущерба, такой подход несет и урон экологии. Нелегальные вальщики, если так можно выразиться, «снимают сливки» с лесопереработки, забирая все самое лучшее, а крупные ЛПК испытывают дефицит качественного сырья.

У данного процесса есть серьезная экономическая подоплека — стабильные цены на российский «кругляк» за рубежом и низкие таможенные пошлины на экспорт леса при низкой себестоимости его производства. В то же время пошлины на готовую продукцию — целлюлозу, пиломатериалы и картон — настолько высоки, что не позволяют российским производителям нормально конкурировать на внешних рынках.

Казалось бы, правительству выгоднее создать благоприятные условия для экспорта готовой продукции с гораздо большим процентом добавленной стоимости. Это является залогом пополнения государственного бюджета за счет налоговых отчислений лесоперерабатывающих предприятий, повышения ВВП и экспортного потенциала России. Кроме того, решается не менее важная социальная проблема — проблема занятости населения.

Вместо этого чиновники закрывают глаза на произвол так называемых предпринимателей, которые гонят за рубеж тысячи вагонов ценного сырья. Масштабы экспорта «круглого» леса уже привели еще к одной проблеме: на российских таможенных переходах, особенно в Сибири, уже образовались «заторы» из железнодорожных составов. При этом железнодорожники, вместо того чтобы ограничить вывоз круглого леса сомнительного происхождения, запрещают отгрузку других товаров, в том числе продукции лесопереработки. Так, из-за ограничения пропуска составов через приграничную с Китаем станцию Забайкальская на складах Усть-Илимского и Братского ЛПК скопились десятки тысяч тонн целлюлозы, готовой к отправке по контрактам в Китай, на общую сумму более $10 млн. Без работы рискуют остаться десятки тысяч человек.

В последние 20 лет российское лесоустройство в значительной степени утратило свой производственный и кадровый потенциал. В настоящее время около 70 процентов лесов имеют давность лесоустройства более 10 лет, а на площади более 3 млн. га лесов, находившихся ранее во владении сельскохозяйственных организаций, лесоустройство вообще не проводилось. В последние 4 года объем лесоустроительных работ (таксации лесов) снизился практически до нулевого уровня. Несмотря на принятые поправки в Лесной кодекс Российской Федерации, при отсутствии целевого финансирования площадь лесов с неприемлемой давностью лесоустройства может увеличиться к 2020 году до 80 процентов, что приведет к недопустимому снижению качества лесного планирования и невозможности проектирования лесопользователями освоения лесов.

Ещё одной серьезной проблемой является неэффективность механизма доступа к лесным ресурсам, которая заключается в том, что в настоящее время решение о предоставлении во временное пользование лесных ресурсов, как правило, принимается на уровне региональных властей, причем срок аренды в большинстве случаев ограничивается 3-5 годами (по закону аренда ограничивается 49 годами). Это приемлемо для сравнительно мелких лесозаготовителей, однако вряд ли эффективно с точки зрения крупных компаний, заинтересованных в долгосрочном стабильном бизнесе и готовых вкладывать средства в лесовосстановление, требующее многих десятков лет. Поэтому нужно стимулировать расширение сроков предоставления аренды лесов. Более того, по мнению Председателя комитета природных ресурсов Госдумы А. Белякова, если в течение 49 лет — почти полного цикла лесовосстановления — арендатор использовал лесные ресурсы законно и эффективно, он должен получить право на переход леса в его собственность. К тому же в силу длительности цикла лесовосстановления, лесу крайне противопоказана частая смена собственников. Другим аспектом этой проблемы является существующая практика выдачи лицензий на право пользования лесными ресурсами региональными властями, порождающая злоупотребления и снижающая конечную эффективность их использования.

Также серьезнейшей проблемой, по моему мнению, является проблема неэффективной защиты прав собственников. В последнее время лесной комплекс все больше упоминается в связи с конфликтами, связанными с переделом собственности. Сложившаяся корпоративная структура отрасли в настоящее время переживает период трансформации, связанные с появлением крупных компаний, аккумулировавших значительные финансовые ресурсы в другом бизнесе и заинтересованных в приобретении активов в лесопереработке. Так, контроля над крупнейшими предприятиями отрасли весьма активно добиваются группы компаний, занятых в металлургическом комплексе. Кроме того, вопросами приобретения целлюлозно-бумажных и лесоперерабатывающих комбинатов интересуется и ряд зарубежных компаний.

С одной стороны, сам факт появления инвесторов, готовых к масштабным вложениям в развитие производств, можно только приветствовать. С другой, издержки российского законодательства и нередкая ангажированность судебных и арбитражных органов позволяют проводить крайне агрессивную политику поглощений, объявляя банкротами и вполне эффективно работающие предприятия (материалы о несовершенстве действующего закона о банкротствах многократно появлялись на страницах журнала «Эксперт»). Однако, даже абстрагируясь от вопроса, насколько экономически целесообразна смена собственника в той или иной компании, силовые методы получения контроля над рядом предприятий ЛПК наносят серьезный урон инвестиционной привлекательности отрасли. До тех пор, пока доступ к активам компании можно получить путем простой перекупки его задолженности (причем требуемые для этого размеры долгов часто невелики, и потому дешевы), а смена владельцев предприятий будет сопровождаться едва ли не вооруженным противостоянием служб безопасности конфликтующих сторон, говорить о приходе серьезных зарубежных инвесторов в отрасль рано.

Существенной проблемой ЛПК России на данный момент также является отсутствие специализированной машиностроительной базы.

В настоящее время даже сравнительно благополучные предприятия, имеющие достаточно средств на проведение технологического перевооружения производств, вынуждены нести издержки, связанные с закупкой оборудования. Производимые виды оборудования в СССР по качеству, как правило, существенно уступали зарубежным аналогам. Большинство целлюлозно-бумажных комбинатов, построенных во времена расцвета СССР, оснащались за счет поставок из-за рубежа, причем доля импортного оборудования достигала 80%. После распада Союза часть машиностроительной базы осталась за пределами России, да и качество продукции отечественных машиностроителей не улучшилось. Поэтому практически все крупные предприятия лесного комплекса в той или иной мере вынуждены приобретать оборудование по импорту, не имея никаких альтернатив. По статистике средний возраст оборудования в промышленности — 25 лет. При этом лишь 10% основных производственных фондов можно считать современными. Производительность труда в ЛПК России почти в 10 раз ниже, чем в Финляндии. Отсутствие нового современного оборудования очень негативно отражается на конкурентоспособности российской лесопродукции. При самом высоком в мире качестве сырьевой базы (особенно ценными являются леса Урала и Сибири), из-за низкого качества обработки, цены на продукцию отечественных производителей на 30-40% ниже среднемировых. Кроме того, за годы рыночных преобразований в России практически полностью утрачен научно-технический потенциал отрасли, что также снижает конкурентоспособность российской продукции на мировом рынке. А это, прежде всего, влияет на поступления экспортных доходов в бюджет страны. По оценкам экспертов, российская казна теряет более $1 млрд в год.

В сложившихся условиях возникает другая важная проблема лесопромышленного комплекса — недостаток инвестиций. За 10 лет финансирование отрасли сократилось почти в 15 раз. Лесная отрасль малопривлекательна для инвестиций в силу большого числа некоммерческих рисков, связанных с политической нестабильностью России, несовершенством «лесного» законодательства страны и отсутствием четкой государственной политики в отношении ЛПК. Проблема осложняется неустойчивыми показателями финансово-экономической деятельности предприятий лесной промышленности, около половины которых являются убыточными и находятся на грани разорения.

ЛПК в значительной степени зависит от тарифной политики российских естественных монополий, стоимость услуг и продукции которых растет опережающими темпами по сравнению со стоимостью конечной продукции ЛПК. В свою очередь постоянное повышение железнодорожных тарифов делает невыгодным транспортировку леса из Сибири, что вынуждает лесопромышленные предприятия осуществлять лесозаготовку только на Европейской части России.

Значимый деструктивный фактор для ЛПК это низкий уровень материального стимулирования в отрасли, что приводит к тому, что лесопромышленные комплексы приграничных регионов страны все чаще вынуждены прибегать к использованию иностранной рабочей силы.

Китайские граждане готовы работать за более низкую заработную плату, весьма неприхотливы в бытовых условиях, стремятся обучиться, набрать определенный опыт. Таким образом, дестимулирование труда российских граждан в ЛПК страны одновременно стимулирует привлечение относительно более дешевой китайской рабочей силы. Несмотря на то, что в краткосрочной перспективе такое положение выгодно предпринимателям, привлечение иностранной рабочей силы всё же несет целый ряд последствий, не все из которых можно признать приемлемыми: возникают межэтнические конфликты между китайскими рабочими и местным населением как на почве принципиально разной культуры, традиций и норм поведения, так и с точки зрения сугубо экономической: местное население считает, что иностранные работники отнимают у них рабочие места, которые они, на самом деле, не спешат занимать сами; китайские работники начинают участвовать в нелегальной заготовке древесины, продавая ее затем своим же работодателям по очень низким ценам (разумеется, ведя свою деятельность «диким» способом, не соблюдая ни технологических, ни экологических норм и правил рубки).

Ещё одна проблема, среди широкого спектра проблем, это поиск и поддержка инновационных технологий. В связи с проблемами глобального изменения климата сокращение выбросов парниковых газов и все более широкое использование биотоплива становятся определяющими для промышленного развития. Издержки производства стремительно растут: из-за резкого повышения цен на энергоносители возросли затраты на топливо, перевозку грузов, балансовую древесину, макулатуру, химикаты. Как результат — снизилась прибыль на предприятиях, что обусловило необходимость антикризисного производства и управления. Задерживается реализация инвестиционных проектов, внедрение наилучших существующих технологий, направленных как на экономию материальных и энергетических ресурсов, так и позволяющих максимально отбирать загрязнения в технологическом процессе.

Для обновления и технического перевооружения лесопромышленного производства с целью обеспечения конкурентоспособности наших товаров, выпуска импортозамещающей малотоннажной продукции, по расчетам экспертов, необходимо до 2020 года вкладывать 2,5 млрд. долларов ежегодно.

Рассматривая текущую экономическую ситуацию, нельзя не заметить глобальные тенденции, возникшие как вследствие политического влияния на экономику со стороны правительств многих стран, так и под воздействием объективных факторов. Их можно сформулировать следующим образом:

Глобальная политика, направленная на исследование изменения климата и своевременные действия по предотвращению негативных последствий.

Новое отношение к окружающей среде и его влияние на рынок и конкурентоспособность в промышленности.

Глобальная модель землепользования и географическое расположение мощностей.

Рост численности населения Земли и валового внутреннего продукта, определяющий спрос на лесную продукцию.

По мнению экспертов ФАО ООН, эти тенденции окажут более серьезное, чем кризис, влияние на развитие лесного сектора в среднесрочном периоде. Вопросы устойчивого развития лесного хозяйства с полным комплексом работ по уходу и лесовыращиванию, влияния на ввозные ресурсы, структурные изменения лесоперерабатывающих отраслей, международные соглашения по уменьшению влияния промышленности на изменение климата — все эти важные требования времени необходимо учитывать при определении стратегии и тактики среднесрочного развития экономики лесного сектора.

Соответственно возникает необходимость:

перехода к производству наукоемкой продукции с высокой добавленной стоимостью, на базе комплексной глубокой переработки древесины, непосредственно в регионе произрастания;

повышения конкурентоспособности продукции на российских и мировых рынках, на основе производства собственной тепловой и электрической энергии, реализации энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий;

резкого повышения роли научного и кадрового обеспечения развития лесного комплекса;

устойчивого лесообеспечения и оптимизации лесообеспечения в условиях широкомасштабного экспорта круглого леса и строительства в регионах существующих ЦБК крупных предприятий по механической переработке древесины.

Повышающиеся энергетические затраты, увеличивая себестоимость продукции ЦБП, заставляют искать альтернативные источники энергии и разрабатывать новые технологии. В ведущих странах переносят акценты на расширение производства биоэнергии и биоэнергетического топлива, эффективного использования лесных отходов в качестве источника возобновляемой энергии.

В энергостратегии России до 2020 года поставлена цель увеличить долю возобновляемых источников энергии с 1% до 3-5% к 2015 году. На III Российско-Финляндском лесном саммите, проходившем в Санкт-Петербурге, ГК «Ростехнологии» сообщила о намерении инвестировать до 2015 года более 125 млрд. рублей в производство бутанола, кормовых дрожжей, топливных пеллет, продуктов для фармацевтического и пищевого рынков за счет модернизации 10 гидролизных предприятий, перепрофилирования 10 спиртовых заводов и создания 10 новых предприятий в партнерстве с лесоперерабатывающими компаниями.

С уверенностью можно считать, что создание на базе ЦБК биохимических лесоперерабатывающих комплексов, которые, помимо традиционных видов продукции, будут производить целлюлозные композиционные материалы, продукты для химической, фармацевтической промышленности, биоэнергию и биопродукты — задача недалекого будущего.

По мнению ведущих мировых компаний, в течение ближайших 5 лет возможна замена до 30% традиционных видов ЦБП на инновационные.

Повышение экономического потенциала предприятия ввиду организации более глубокой переработки древесины на старых целлюлознобумажных мощностях России, отслуживших свой срок, может продлить их жизнь и обеспечить работой население в местах расположения этих предприятий.

Все вышеперечисленное нуждается в государственной поддержке, государственных гарантиях и инвестициях — соответственно. С учетом сложившейся специфики российской экономики, чтобы прирастить производительность на 1%, надо увеличить инвестиции примерно на 5%. Президент страны наметил рубеж: увеличение производительности труда в полтора раза к 2018 году. Соответственно, цена вопроса — ежегодный уровень инвестиций примерно 28-30% ВВП. На сегодня уровень инвестиций — 20-21%.

До настоящего времени остаются нерешенными такие проблемы, как недостаточная актуализация информационных данных о потенциале лесных ресурсов, их количественных и качественных характеристиках, отсутствие обобщенных данных государственного лесного реестра на уровне Российской Федерации. Имеется необходимость в модернизации технологии лесоустроительных работ на основе современных дистанционных методов оценки лесных ресурсов и информационных технологий, в повышении уровня развития системы государственного лесного надзора и системы государственного пожарного надзора в лесах.

Все вышеперечисленные проблемы являются достаточно актуальными на современном этапе развития лесопромышленного комплекса и требуют особенного рассмотрения и принятия эффективных решений.

В решении проблемы лесных пожаров, принимаются меры, например, в 2013 году была усилена группировка федерального резерва высокопрофессиональных лесных пожарных (парашютистов и десантников) и доведена до 725 человек. Но, безусловно, приняты не все возможные меры, поэтому необходимо и в дальнейшем активно разрабатывать методику лесосбережения, чем собственно и старается заниматься Федеральное агентство лесного хозяйства. Заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ — руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Владимир Лебедев на совещании «Об итогах охраны лесов от пожаров на землях лесного фонда в 2013 году и задачах на 2014 год» рассказал о планах по финансированию обновления материально-технической базы лесопожарных формирований. В период с 2013 по 2020 годы субъекты РФ получат 7,86 млрд рублей из федерального бюджета. Выделение средств предусмотрено в рамках реализации государственной программы «Развитие лесного хозяйства на 2013-2020 годы». На развитие системы и средств обеспечения пожарной безопасности в лесах в 2014 году будут выделены средства федерального бюджета в размере 455 млн. рублей. В рамках правительственной программы по обновлению материально-технической базы лесопожарных формирований, начатой в 2011 году, приобретено более 6 тысяч единиц специализированной техники.

В заключение Сергей Донской заявил, что в будущем не планирует снижения внимания к этой теме, все существующие проблемы должны системно решаться, чтобы никто из регионов не выбивался в «лидеры» по количеству и площадям лесных пожаров, а наоборот шло планомерное снижение их количества.

Также, по моему мнению, необходима локальная организация противопожарного обустройства лесов в порядке «общественных работ» (финансируемых в качестве антикризисной меры социальной поддержки населения, к общественным работам могут быть привлечены нарушители закона, обязанные «заплатить» за свои деяния отработкой на благо общества), необходимо формирование и поддержка групп добровольцев, занимающихся противопожарным обустройством лесов и борьбой с лесными пожарами.

Для этого необходимо ярче освещать значимость ЛПК в средствах массовой информации, так как зачастую общественность совершенно не в курсе существующих проблем, но введение в курс дела, будет способствовать привлечению добровольцев, в этом случае будет действовать принцип партисипативного управления, существует множество желающих быть часть процессов значимых для страны.

Развитию транспортной инфраструктуры следует уделить огромное внимание, непосредственное участие государства в развитии транспортной сети должно проявляться в государственном сотрудничестве, отличным примером являются тендеры, государственные заказы на строительство дорог стимулируют работу специализированных организаций и способствуют развитию ЛПК. Также необходимо поощрение организаций, действующих в своих интересах, но косвенно приносящих пользу ЛПК, выражающуюся в развитии транспортной сети, таких как нефтяные компании. В качестве поощрения, можно ввести льготы для этих организаций, снижение таможенных пошлин на оборудование, которое используется ими для строительства дорог.

Контроль за незаконной рубкой должен быть налажен с помощью корректировки работы контролирующих ведомств, повышением эффективности их работы, по средствам внесения изменений в лесное законодательство. Необходима реорганизация именно системы организации деятельности контролирующих организаций, повышение ответственности, борьба с коррупцией. Наличие проблем обосновывает необходимость восстановления государственной лесной охраны, имеющей статус самостоятельной федеральной службы, организационно и финансово независимой от органов управления лесами и организаций, осуществляющих использование лесов, имеющей штатную численность не менее двадцати тысяч человек. Для обеспечения функционирования государственной лесной охраны необходимо внесение соответствующих изменений в Лесной кодекс Российской федерации и другие законодательные акты Российской Федерации. Борьбе с коррупцией будет способствовать создание государственного лесного реестра федеративной значимости.

Решением вопроса по практике выдачи лицензий на право пользования лесными ресурсами региональными властями, порождающей злоупотребления и снижающая конечную эффективность их использования, может стать перенос лесных конкурсов на федеральный уровень, также эти предприятия помогут существенно снизить уровень коррумпированности отрасли.

Поэтому параллельно необходима инвентаризация основных нормативно-правовых актов лесного хозяйства на предмет наличия в них невыполнимых, противоречивых и двусмысленных положений, препятствующих развитию эффективного лесного хозяйства или способствующих росту коррупционной нагрузки на лесной бизнес, и исправление этих положений. Для выполнения этой работы необходимо привлечение наиболее квалифицированных представителей лесного бизнеса (в особенности малого), органов управления лесами в субъектах РФ, общественных организаций.

Следует особо отметить, что исправление наиболее грубых ошибок в важнейших нормативно-правовых актах лесного хозяйства не отменяет необходимость переделки нового лесного законодательства, имеющего уйму недостатков, позволяющих искать лазейки, официально законодательно способствующих снижению эффективности использования леса.

Бесспорно, необходимо принять ряд мер, направленных на пресечение нелегальной заготовки леса и сокращение экспорта стратегического сырья. Понятно, что невозможно добиться от неконтролируемых артелей вальщиков прекращения их деятельности. Но можно увеличить таможенные пошлины на вывоз «круглого» леса, подняв таким образом стоимость российского сырья на внешнем рынке до уровня мировых цен.

Это поможет снять и еще одну проблему — нехватку железнодорожных вагонов для лесоперерабатывающих предприятий. Начальник Восточно-Сибирской железной дороги Александр Касьянов считает, что решить проблему с вагонами можно за счет увеличения переработки древесины и сокращения экспорта круглого леса. По его словам, если увеличить таможенную пошлину на экспорт круглого леса в два раза, недостатка вагонов не будет. Вместе с увеличением пошлин на лес необходимо снизить размеры таможенных тарифов на готовую продукцию. Благодаря этому продукция российских ЛПК станет более конкурентоспособной.

Проблема с регулированием тарифов на круглый лес весьма сложная, ввиду того, что Россия является членом ВТО, и поэтому именно эта проблема регулирования таможенных тарифов особа важна, так как значимость таможенных тарифов трудно недооценить, они имеют прямое влияние на развитие ЛПК в целом и в частности каждого участника, осуществляющего деятельность в лесной отрасли страны.

Повышение конкурентоспособности российских производителей продукции лесопереработки требует коррекции таможенной политики государства за счет значительного снижения или полной отмены пошлин на импортируемое производственное оборудование, не производимое в России. Тем более, что потери бюджета можно сравнительно легко компенсировать, обложив экспорт необработанной древесины более высокими пошлинами. Необходима и одновременная поддержка системы лизинга техники для лесозаготовок, и создание налоговых льгот для отечественных машиностроительных корпораций, развивающих совместные проекты с ведущими иностранными фирмами-производителями специализированного оборудования для лесного комплекса. Важным шагом, способствующим техническому перевооружению отечественных лесопромышленников, может стать разработка государственной программы субсидирования процентных платежей по целевым кредитам для приобретения оборудования.

В соответствии с Указом Президента РФ № 596 «О долгосрочной государственной экономической политике» перед исполнительными властями регионов поставлены серьезные задачи увеличения объемов инвестиций до уровня не менее чем 25 % ВВП к 2015 году и до 27 % ВВП — к 2018 году. Проблему увеличения ВВП в лесной отрасли призваны решить приоритетные инвестиционные проекты.

В настоящее время в Российской Федерации реализуется 118 приоритетных инвестиционных проекта в области освоения лесов с общим объемом инвестиций более 405 миллиардов рублей. 54 % инвестиционных проектов имеют объем инвестиций от 300 млн. до 1 млрд. руб., 23 % — от 1 до 3 млрд. рублей, 13 % — от 3 до 7 млрд. рублей, 10 % — свыше 7 млрд. рублей. Реализация инвестиционных проектов предполагает создание 48,9 тысяч новых рабочих мест (что увеличивает количество занятых в отрасли на 9%).

Создание благоприятного инвестиционного климата, возможно лишь при комплексном подходе к совершенствованию ЛПК. Для этого, прежде всего необходимо восстановить налоговые льготы на осуществление инвестиционной деятельности, в том числе льготы на финансирование капитальных вложений, осуществляемых за счет прибыли, а так же освобождения от налога с прибыли, полученной от деятельности новых производств.

Логика событий в том числе глобализации и конкуренции, подталкивает нас к скорейшей и масштабной инновационной перестройке ЛПК. Естественным партнером, объективно заинтересованным в освоении ресурсов, технологий производства и сбыта для России является, в первую очередь, соседняя Финляндия. Вот почему пришло время подготовки масштабной программы развития государственно-частного партнерства России и Финляндии в этой сфере, также привлечению инвестиций способствуют государственное сотрудничество с Китаем, Узбекистаном и другими странами.

В приоритете, бесспорно должны находиться инновационные инвестиционные проекты глубокой переработки леса, в первую очередь, химической, при участии финского бизнеса. Это направление, безусловно, самое затратное, но одновременно и самое перспективное, естественно, при активной поддержке государства. Также инновационное сотрудничество путем специализации и производственно-технологической кооперации по созданию «биоиндустрии”.

Как говорится, нет не решаемых проблем, а на все остальные случае необходимо вспомнить о системном подходе, если нет возможности изменить ситуацию, необходимо поменять отношение к ней. Все отмеченные проблемы имеют место быть на данный момент, и решение их не должно быть отложено. Решение проблем и совершенствование ЛПК в стране должно проходить комплексно и всецелостно.

В настоящее время лесопромышленный комплекс (ЛПК) РФ имеет ряд проблем, которые необходимо решать. Сейчас не только нет тенденции к улучшению, а напротив, ситуация имеет тенденцию к ухудшению.

Суть вопроса не в том, что стоящие перед ЛПК трудности непреодолимы или сил, прилагаемых для их решения, недостаточно. Дело в том, что все проблемы ЛПК тесно взаимосвязаны, а их масштаб требует системного подхода к решению на государственном уровне. ЛПК как никогда ранее необходима совершенная система управления, отражающая стратегию государства в отрасли. Причем основанная на истинных интересах страны, а не на интересах государства, в лице чиновников, которые заботятся о собственных интересах.

В интересах ли России вести промышленную эксплуатацию ее лесных ресурсов?

Какие направления ЛПК являются наиболее предпочтительными для России исходя из национальных интересов, экономических условий и экологической стабильности?

Только после того, как государство сформулирует предельно ясную позицию по этим и другим вопросам, которые касаются развития ЛПК и рационально использования нашего богатства, можно переходить к решению более локальных задач: к разработке конкретных мер по улучшению рационального лесопользования, формированию эффективной таможенной политики, налоговому стимулированию. В противном случае, российский ЛПК будет лишен базы для долговременного развития.

Если в России будет заложена эффективная национальная политика, российский ЛПК, учитывая его гигантский потенциал, может добиться в долгосрочной перспективе впечатляющих результатов, но сейчас к большому сожалению наше законодательство имеет ряд больших пробелов и несогласованностей.

В настоящее время существуют и другие проблемы, которые связанны с лесовосстановлением. С одной стороны, являясь собственником лесного фонда, государство не может проводить эти работы в необходимых масштабах. Кроме того, оказавшись в сложных финансовых условиях, государственные структуры сами выступают в качестве лесозаготовителей, причем осуществляются далеко не только те рубки, которые необходимы для поддержания качества лесного фонда. В таких условиях борьба с нелегальными рубками, которые осуществляются варварскими способами, с помощью административных мер воздействия становится практически невозможной. С другой стороны, вследствие несогласованности действий между федеральными, региональными и местными властями экономическое воздействие на процесс лесоохраны и лесовосстановления в настоящее время неэффективно. Множество споров вызывает процесс взимания, распределения и использования платежей за пользование лесными ресурсами.

Собственно, все эти проблемы — лишь следствие одного очевидного факта. Наше с вами государство не в силах выполнять свои прямые обязанности по сохранению нашего национального богатства .
Конечно, речь не идет о том, чтобы исключить правительство из процесса регулирования ЛПК. Однако лесное богатство России пропадет даром, если лесопользователи будут продолжать относиться к лесным ресурсам только как к источнику «быстрых» денег, то в скором времени наше богатство превратится в щепки.

В настоящее время подавляющая часть лесопользователей получает лишь краткосрочное разрешение на заготовку леса. И часто в больших сроках аренды они и не заинтересованы. Предусмотренного этим разрешением времени вполне достаточно, для того чтобы вырубить требуемое количество древесины и экспортировать ее за границу и не заботиться ни о лесовосстановлении, ни о строительстве инфраструктуры. Такая ситуация вполне всех устраивает, в т.ч. и местные власти, для которых регулярное оформление и переоформление аренды — лишняя возможность заставить лесопромышленников «делиться». Не заинтересованы в хищнических способах заготовки леса лишь крупные компании, которые рассматривают лесной бизнес как стабильный источник доходов в долгосрочной перспективе.

Даже сейчас ведущие лесопромышленные компании обладают всеми необходимыми ресурсами и для проведения работ по лесовосстановлению, и для строительства необходимой инфраструктуры в ранее не освоенных регионах. Но при существующей обстановке они не имеют стимулов для серьезных вложений в лесное хозяйство. Зачем вкладывать серьезные средства в участки, которые через несколько лет могут быть переданы другим? Поэтому вопрос о предоставлении разрешения на заготовку леса на длительные сроки, возможности получения леса в концессию стоит для лесного комплекса исключительно остро.

Только после того, как у лесных ресурсов России появятся реальные хозяева (пусть даже работающие на условиях долгосрочного разрешения на заготовку леса), которые будут заинтересованы в поддержании лесного хозяйства на должном уровне, система использования лесных ресурсов станет эффективной. Поэтому главной задачей государства в этой сфере сейчас является выработка максимально прозрачного, действенного механизма передачи леса в долгосрочное использование и контроля над эксплуатацией лесов. Если же лесопользователь в течение длительного времени эффективно использовал арендованные им лесные ресурсы, соблюдая все предъявляемые ему государством требования, то почему бы и не передать ему используемые участки леса в частную собственность, вряд ли в такой ситуации интересы России будут нарушены.

Не маловажной проблемой ЛПК является повышение экологической ответственности российских лесопромышленных компаний. Западные партнеры российского ЛПК сейчас предъявляют все более жесткие требования к экологическим показателям отечественных компаний. Единственное предложение, с которым наши лесопромышленные компании могут выходить на западные рынки, — приемлемые цены на качественный продукт в сочетании с гарантией, того что при его производствe «ни одна белка не пострадала». Поэтому уже в самом ближайшем будущем наши компании смогут выйти на весьма перспективные рынки европейских и азиатских государств, лишь если представят реальныe доказательства того, что в своей деятельности они не забывают и об охранe окружающей среды. А без доступа к новым региональным рынкам отечественный ЛПК обречен на стагнацию.

Подавляющее большинство предприятий ЛПК не заботятся об экологическом состоянии нашей страны. В связи с этим существует множество проблем, которые остро стоят перед компаниями: нелегальная рубка леса, вырубка малонарушенных лесов, выбросы оксида углерода в воздух и взвешенных веществ и нефтепродуктов в водоемы. Только отдельные российские предприятия начали внедрять наиболее прогрессивныe технологии, давно и успешно используемые на Западе. Основная проблема этих компаний связана с тем, что они не уверены в будущем своей собственности в современных условиях. Кроме того, определенные моменты, которые касаются экологии или рационального использования лесных ресурсов противоречат подходам государственных чиновников. К примеру, методы рубок и способы определения расчетной лесосеки не менялись со времен СССР, когда казалось, что лeсов в России хватит еще на миллион лет.

Основное препятствие на пути «экологизации» российского ЛПК — отсутствие адекватной системы оценки уровня экологичности предприятий лесного комплекса, понятной в том числе и Западу. Западный потребитель не будет самостоятельно выяснять какую технологию использует российский производитeль. К тому жe российские предприятия ЛПК имеют очень разные понятия о том, что есть забота об окружающей срeде и где начинаются излишества. В данном случае российскому ЛПК необходима соответствующая сертификация, но в нашей стране такие сертификаты качества и экологичности не соответствуют зарубежным сертификатам.

Библиографический список

  1. Зиновьева, И.С. Современные пути устойчивого развития лесного сектора в России [Текст] / И.С. Зиновьева // Современные направления теоретических и прикладных исследований — 2008: сборник научных трудов по материалам международной научно-практической конференции. Том 10. Экономика. — Одесса: Черноморье, 2008. — С. 73 — 75.
  2. <

a b c d e f g h i j k l m n o p q r s t u v w x y z